Традиции наречения

Упорядочение славянских имен началось с составления церковных списков — Святцев и Миней. По решению Папы Григория называть разрешалось лишь именами, узаконенными религией, или каноническими, записанными в этих кни­гах. Все остальные имена были названы языческими. Канонические имена включались в гражданские и церковные календари. Одни и те же имена приходились в календарях на одни и те же числа, связанные с почитанием того или иного святого. Христианские имена были именами подвижников и мучеников, погибших за утверждение этой религии. Кроме того, эти же имена принадлежали и представителям тех на­родов, из языка которых они были заимствованы. Поэтому сей­час данные имена не воспринимаются нами как церковные. Ребенка нарекали именем святого, чье имя значилось в Свят­цах на день крестин ребенка. Нередко это были и очень не­благозвучные имена, но родители не могли идти против воли церкви. Правда, родители младенца из обеспеченных семей или принадлежащих к высшему сословию обладали некото­рой привилегией — они могли выбирать имя, не согласовы­вая его с церковным календарем, но, тем не менее, это имя должно было содержаться в Святцах.

В истории имени существовали и другие системы имено­вания. Например, имена папуасов, данные им при рождении, принято было менять на другие, когда ребенок вырастал и превращался в девушку или юношу. Представители северных народов считали, что ребенка надо обязательно назвать в пер­вые три дня после его рождения, поскольку три дня спустя имя будет подсказано ему нечистой силой, что, конечно же, не может принести ему счастья. У других народов Севера по­зволялось называть ребенка только после того, как будет из­готовлена колыбель для него. Делать ее до рождения считалось плохой приметой — ребенок мог родиться мертвым или не­долго прожить, но без имени ребенок не допускался в свое первое жилище. У африканских племен система именования еще интереснее. Считалось, что в новорожденного пересе­ляется душа умершего родственника, поэтому важно было определить, чья именно душа пожелала родиться второй раз, чтобы дать ее имя ребенку. Этим занимались шаманы.

Нельзя не заметить, что все это присуще и славянским именам. То же изменение имени — от уменьшительного к имени-отчеству, тот же обычай называть ребенка в честь ушедших родственников и предостережение от наречения именами живущих родителей.

Сейчас у нас не возникает вопрос о том, кто будет назы­вать ребенка. Обычно это делают родители. Они выбирают имя по своему вкусу, иногда дают имя в честь бабушки, де­душки или какого-либо другого уважаемого и любимого род­ственника. Но в истории имени можно найти свидетельства о том, кто выбирал имя у разных народов, и это не всегда были родители. Нередко люди считали, что наилучшее имя ребенку может дать только незнакомый, чужой человек. Он выбирает имя объективно, и поэтому ребенок должен быть счастливым Незнакомца, дающего имя ребенку, окружали почетом, очень щедро угощали, награждали подарками. Он исполнял роль крестного, который каждый год в день рож­дения должен был преподносить ребенку подарки, а в день его свадьбы должен был подарить ружье или лошадь, кото­рые считались очень ценными подарками. В некоторых ни­герийских племенах имя ребенку выбирала вся деревня.

Племена, населяющие Новую Зеландию, дают ребенку то имя, на которое он чихнет. Вот как это происходит: сначала отец перечисляет качества, которые желает видеть в своем ре­бенке, затем он сопровождает свои слова песней, в которой на-зывает имена, одно из которых новорожденный должен выбрать для себя. Ребенок получает то имя, при произнесении которого он чихнет. Интересно, что иногда этого чихания до­жидались около суток. А что делать, если таков обычай?

Социальная роль имени огромна, и в истории развития имен причудливо переплетаются традиции, которые отражают отношение людей между собой, с государством и с Богом. Поскольку людские сообщества увеличивались, одного име­ни для идентификации становилось недостаточно. Из это­го положения выходили по-разному. У православных укоренилась традиция отчества У католиков можно было встретить целые гирлянды имен. Так, в Испании XVIII века каждый дворянин имел право на 6 имен, родовитые вель­можи могли иметь 12 имен, а уж самые высокопоставлен­ные особы имели неограниченное количество имен. Каждое имя было именем небесного защитника, чем больше чело­век имел имен, тем больше защитников у него было. Но за каждое имя приходилось платить церкви, которая давала эти имена. Поэтому бедняки не могли позволить себе та­кую роскошь и пользовались всего лишь одним-двумя именами. Знать же демонстрировала шлейф своих имен как показатель состояния. Традиция эта осталась, но столь длин­ные имена встречаются сегодня редко. В ряде испаноязыч-ных стран имя человека стоит посередине между именами матери и отца, а у иудеев имеет значение лишь имя матери.

Необычной традиции придерживаются индейцы племе­ни квакутл — если представитель их племени берет у кого-либо в долг деньги, то он должен оставить в залог свое имя. Пока он не вернет долг, он не имеет права носить свое имя. К нему никак не обращаются или же используют в качестве обраще­ния жесты и звуки. Не правда ли, это говорит о большом ува­жении к имени?