ИГРАЛА БЫ ЮНОСТЬ

Стану я, (имярек), поутру, благословясь, умоюсь, перекрестясь; пойду я, (имярек), в чистое поле под восточную сторону ко святому морю-окияну. Среди синяго моря-окияна лежит бел горюч камень; на белом горючем камне стоит крепкое дерево дуб; как в крепком древе дубе стоит сук на восточную сторону; и с восточной стороны идут 12-ть братьев и 13-й вихорь и расшатывают в крепком древе дубе сук; и я, зашедши, (имярек), поближе и поклонюся пониже. Гой, еси вы, 12 братьев ветров и 13-й вихорь! И у меня, (имярек), играла бы юность, и ярость, и плоть телесная-похотение, и горячая кровь; и как в крепком дубе сук стоит, и так бы у сего (имярек) стоял бы в день при солнце, в ночь при месяце, при частых звездах, при высоте облака; как горюча сера на огне кипит, так бы и у меня, (имярек), играла бы юность и ярость, и плоть похотение, и горячая кровь. Уста мои замок. Язык мой ключ.